21:56 

Удачная неудачная неделька

Amazonbot
Что не убивает, делает нас сильнее.
Название: Удачная неудачная неделька.
Размер: мини.
Категории: преслэш.
Пейринг: Химик/Пригоршня.
Рейтинг: PG-13.
Примечание: персонажи Андрея Левицкого.

– Неудачная у тебя неделька выдалась, – резюмировал напарник, помогая мне снять давно потерявшую приличный, а теперь уже и вовсе какой-либо вид куртку. – Чем-то ты крепко не угодил Зоне.
– Да Зона твоя, – сев на откидную койку, я с чувством топнул по дну кабины «Малыша» подкованным ботинком, едва не отдавив присевшему передо мной на колени Пригоршне ногу, – взбеленилась! Поглумиться надо мной решила!
– Хе-хе, проказница.
– Нечего радоваться! Это же надо – целую неделю из-за какой-то ерунды калечиться! Не в бою с мутантами, не в стычке с бандитами, нет! Без какой-либо уважительной причины…
– Ну, с подножки ты навернулся знатно, – усмехнулся Никита и, вооружившись антисептиком, принялся обрабатывать мое «боевое ранение». Я попытался было порычать на него, что, мол, сам справлюсь, но после того, как этой самой перекисью я чуть не залил себе на днях глаза, напарник категорически, ни под каким предлогом не даст мне в руки бутылек. – И про бандитов не скажи, смотри, какой у тебя фонарь здоровский под глазом. Супер! С таким и ночью отлить не страшно пойти – все осветит в радиусе метров трех.

Я поморщился, пощупав синяк под глазом. До сих пор не прошел, хотя когда еще поставили.

Мы тогда с Никитой обмывали мою «сверхудачную» покупку, из-за которой насилу смогли унести ноги от вызверившихся вояк, коим до поры до времени сей гаджет принадлежал, и не суть, по закону ли.

В любой другой день я бы обязательно усомнился в этих клятвенных заверениях вольного бродяги, с пронзительно честными глазами демонстрирующего мне любопытную, оказавшуюся бы полезной для «Малыша» примочку, но тогда… Ну просто в приметы поверишь, вспомнив дурную славу понедельников!

Пригоршня, как мог, утешал меня, а я, изрядно подвыпив, бурно и излишне громко возмущался. Ну как же, ведь обычно с грацией беременного бюррера в переплеты попадал мой напарник. И именно мне приходилось вытаскивать его из оных. Вот я и ляпнул в запале: «Развели меня – меня! – как лоха! Надули, как какого-нибудь «гайку» зеленого, шпындика конченного!»


– Я не знаю, почему мне это слово идиотское в голову пришло! – вспомнив события прошедших дней, раздосадовано воскликнул я. – Ну откуда мне вообще было знать, что этого кабанину, праправнука Колосса Родосского «Шпындиком» нарекли?!

Пригоршня покатился со смеха. Ведь это он, мой десантник, и отбил меня на силу от разбушевавшейся компании.

И вот так я целую неделю, вплоть до этой субботы, попадал в самые дурацкие ситуации. Например, умудрился едва не вляпаться в «зыбь», невесть что забывшую в том месте, и оказаться вытащенным в самый последний момент уже ничему не удивляющимся партнером. Венцом же моих, как мне пока кажется, злоключений стало низвержение пред сталкерами с лесенки собственного броневика во время наставительной отповеди о сталкерской внимательности в адрес одного из них. Как следствие – неплохое сотрясение.

– Ну, – отсмеявшись, Никита вновь взялся за обработку кровоточащей царапины, – сегодня тебе, можно сказать, повезло. Подумаешь, ну оступился в темноте, хоть я тебя два раза предупреждал о коряге; ну прокатился кубарем по склону; ну испохабил куртку и разодрал руку. А ведь мог и в «электру» угодить.

Я застонал от бессильной злости. Мой белобрысый ангел-хранитель вовремя хватился отсутствия подопечного и, тревожно взмахнув крыльями из оружейной стали, успел за шкирку выхватить его из-под носа у заинтересованно ожившей аномалии. И лично оттащил на загривке оного, отчаянно матерящегося, до авто. Ну так, чтоб уж наверняка.

– Так что повезло тебе, – зудел он.

Мне? Повезло? Ну да, может и так. Да только вот оно, везение мое, напротив сидит...
Но волна сантиментов была быстро задавлена здоровым негодованием:

– Нет, это уж слишком! Зона эта одурела совсем, если уж, по твоим словам, ее это шутки.
– Чш-ш, – партнер приложил палец к губам, – спокойнее, Химик, она ж к себе роптания не потерпит. Вот разозлится, подкинет тебе что похлеще.

Я фыркнул, дернулся, когда в фингал от гримасы отдало болью, но все же замолк.

– Эх ты, несчастье ходячее, – по-старушечьи вздохнул Никита, завидев то, как меня перекосило. – Где болит?
– Нормально со мной все.
– Андрю-юха, – Пригоршня изогнул густые светлые брови, пытаясь повторить мой взгляд исподлобья, которым я обычно измеряю артачащегося напарника.
– Не дразнись, – нахмурился я, но сдался, решив вознаградить его безуспешные старания: – Не болит ничего. Но тошнит немного и голова кружится.
– Ну значит вот что, – подытожил Никита, берясь за бинт, – ночью мы никуда не покатим, а с утра сразу же двинемся к Кордону. Устроимся в гостинице, и там ты будешь отлеживаться. Безвылазно, чтоб твоя тощая задница не нашла себе еще каких приключений на голову.

Оставив без внимания пассаж об афедроне с черепушкой, я возмутился по другому поводу:

– Что ты со мной как с ребенком малым? Уж постарше буду. Сам-то – то еще сокровище Корнелии, как раз на мою голову!

С самым непроницаемым, понимающе-участливым лицом напарник закивал.

– Да-да, конечно, голубчик.
– Да пошел ты… к Монолиту! – обозлился я, выхватывая и запуская в того рулоном бинта. Повязка тут же распустилась, а мне заломило руку. Смеясь, решивший выбесить меня, во что бы то ни стало, партнер ловко поймал моток.
– Ну что ты нервный такой? Расслабься, не нервничай, для здоровья вредно.

Он попытался было снова взяться за перевязку, но я, набычившись, отобрал у него бинт и буркнул:

– Сам справлюсь.

И тут Никита совершенно обезоруживающе улыбнулся мне, заглядывая в глаза с каким-то едва различимым нежным укором. Неожиданно поняв совершенную и бесповоротную глупость своего поведения, я сам протянул комок марли и покорно позволил латать свои дыры.

– Ты все-таки смешной, когда злишься, – оповестил Пригоршня, завязывая откусанные кончики сетчатой материи на моем плече.

Вдруг ко мне в голову, разомлевшему непонятно от чего, ворвалась мысль о том, что известный бабник скорее всего именно этой отработанной методой успокаивал своих неисчислимых истеричных бабенок. К щекам, наверное, прилила кровь, но сил бушевать, сокрушаясь о поруганном самолюбии, у меня не осталось.

– Дай закурить, – устало попросил я.
– Ты ж бросил, – удивился партнер.
– Тут бросишь…
– А тебе можно? – усомнился Никита, прибирая мед-принадлежности в чемоданчик. – Вон, какая морда красная.
– Курить можно всегда. Никотин – первое лекарство, – отбрил я.
– И что только за ребенок? Горе для родителей... – Пригоршня притворно заохал. Моего лба сначала коснулась шершавая мозолистая ладонь, мгновение спустя она сменилась губами.
– Вот что ты, по-твоему, делаешь? – у меня не было ни сил, ни желания отбиваться от почувствовавшего свою безраздельную власть над положением партнера. Так или иначе, весовая категория у нас разная, а чувствовал я себя, и вправду, нехорошо.
– Как часто нам местами меняться удается? Не ломай кайф.
– Нашлась мать-наседка, – я потер глаза и зевнул во весь рот.
– Ну кому о тебе еще заботиться? Старый, одинокий, ни бабы под боком – одни кровососы, – залопотал Никита, дурашливо поджимая к груди руки. – Приедем, родной, бульончик тебе из псевдоплотей наварю, откармливать тебя буду, ишь какой тощий. Компресики спиртовые из тушканов накладывать…
– Кретин, – беззлобно констатировал я. И, тем не менее, позволил напарнику, засыпая «на сиду», взбить себе подушку, уложить на жесткую койку и подоткнуть одеяло.

Откинувшись в пуховку, я, смеживая веки, сам не знаю почему, ехидно ляпнул:

– Ну, мамаша, ты, для полноты картины, может, еще и на ночь поцелуешь?

Честно говоря, ожидал хихиканья или даже веского моего морального определения, но Пригоршня же, хлопнув себя по лбу, воскликнул:

– Блин, ну точно!

Не успела до меня дойти мысль о том, что за этим последует, как, карябнув меня выступившей щетиной, окончательно развеселившийся напарник запечатлел на моей щеке звонкий поцелуй. Как ни странно, но в привычном запахе офигевшего в край парня я не уловил ни намека на спирт.

– Это уж не моя роль, и отыгрывать таковую я не согласен. – Не знаю, сказал я или подумал, проваливаясь в сон.


Я проснулся, вернее нет, я никак не мог проснуться ни от резкого толчка, ни от беснующейся сигнализации, ни от грохота в салоне. Наконец, через общий шум я разобрал голос напарника почти в самое ухо:

– Не вздумай подниматься. Лежи!

Как мне показалось, я мгновенно распахнул глаза, но Пригоршни уже не было. По темному салону метались красные всполохи, до сих пор противно пищала сирена.

Попытавшись оторвать голову от подушки, я потерпел полнейшее фиаско. В ушах гудело, конечности же будто налились свинцом. Однако стоило снаружи загрохотать очереди и раздаться заглушающему ее мату Никиты, меня словно подкинуло над матрасом. Впотьмах я скорее машинально отыскал стенку с оружием, схватил «АКМ» и выскочил на улицу.

Темно было, как у бюррера… под капюшоном. Сыро. А еще тихо, даже слишком.

Цепляясь за лесенки, я спрыгнул с броневика и покачнулся. Передернул затвор, в ответ на что в кустах неподалеку что-то зашуршало. Я было подумал, что напарник успел справиться со, скажем, слепыми псами, как по ту сторону "Малыша" короткими очередями застрекотал «калаш», а кусты заухали.

Снорк.

Я вскинул автомат, прислушиваясь к рыку, и вдруг меня ни с того ни с сего повело в сторону. Желудок бросился к горлу, голова закружилась, перед глазами нависла мельтешащая сетка. Ну вот, меня бы еще сейчас вывернуло прямо перед приготовившимся к знатному ужину мутантом.

Тут я покачнулся и, едва устояв на подогнувшихся ногах, навалился на борт броневика. Снорк как ждал этого, он выскочил и совсем не стой стороны, с которой ожидал его встретить, и тут же бросился на меня. Когда скачущей твари до недвижной цели оставались лишь несколько метров, которые та могла запросто преодолеть за один прыжок, мне удалось нечеловеческим усилием воли вернуть контроль над телом.

Рык. Прыжок. Зона, прости идиота! Я мгновенно отскочил в сторону, перекатился, а снорк впечатался с лету безмозглой башкой в крыло броневика. Раздался гулкий удар, и пока мутант приходил в себя, я, вдавив курок пальцем, залил черепушку с хоботом противогаза свинцовым дождем.

Я ошибся, мозги в ней все же были, и именно они сейчас неаппетитной кашицей стекали с бронированного авто и с противным хлюпаньем падали на траву.

Понаблюдав, как подергивается обутая в изгвазданный армейский ботинок нога, я вновь ощутил прилив тошноты. Понимая, что с моей удачливостью мне во второй раз так может уже не повезти, я по полнейшей темноте покинул открытое пространство и зашел за «Малыша».

Темно, слишком темно… Шажок, аккуратненько, еще шажок… Потом ногу потянуло. Земля, обезумев, с замаха ударила меня в лицо. Спина вспыхнула острой болью. Вскрикнуть сил не было, кажется, из моего горла вырвался жуткий хрип. Потом грунт и небо стали быстро-быстро сменять друг друга. Потом – выстрелы, треск, взвизги, крик… Потом – белое-белое лицо Никиты… Странно, в Зоне, как-никак, ему б подзагореть. А потом – темно, слишком темно…


Даже сквозь веки настойчиво пробивался дневной свет. Я потер глаз, так как до лица смог дотянуться только одной рукой, распахнул его.

Комната. За окном светло, видны деревья. Окно и край кровати – вот все, что на сей момент оказалось пред моим мутным взором.

Чуть позже пришло осознание того, что лежу я на животе. Рука моя, правая, та, что не повиновалась, была подогнута под грудь и безжалостно придавлена всем весом моей туши. Я пощупал отнявшуюся конечность, ущипнул ее и горько вздохнул. Ну чудесно, отлежал!

А еще через пару минут, я понял, что почиваю отнюдь не в тишине. Комнату за моей спиной сотрясал молодецкий храп. Просто именно к этой тональности звуков из искривленной носовой перегородки я успел привыкнуть за долго тянущиеся здесь годы.

Собравшись с силами, я приподнялся на локте, чтобы освободить руку и перевернуться заодно на другой бок. Однако какая-то странная полу-ломящая полу-саднящая боль планы заставила пересмотреть. Кроме того, по всей длине правой верхней конечности принялись усердно носиться раскаленные иголки, болезненно прокалывая кожу.

Пригоршня, разбуженный, видимо, моим шипением и кряхтением, радостно воскликнул:

– Химик! Ты как?

Я пришел к неутешительному выводу, что лучшей позы, чем на животе, мне не найти и, повернув голову на затекшей шее к напарнику, хмыкнул:

– Чудесно. Будто ты вдоволь в отместку за все хорошее накатался по мне на «Малыше».

Никита заулыбался, снял со стола ноги, поднялся с жалобно скрипнувшего под ним стула и принялся с хрустом потягиваться. Судя по отросшей щетине, сидел он тут довольно давно. Кстати…

– А давно мы здесь? И где «здесь» вообще?
– Мы? В «Звезде», я ж говорил, что вывезу тебя подальше. Ну и… третий день уж.
– Я все это время спал?
– Ну, – напарник хихикнул, – нет. Просыпался периодически. Бредил. Что-то про «белобрысую мамашку» твердил.

Я закашлялся. Судя по многозначительной ухмылке партнера, мне лучше не знать никаких подробностей. Пригоршня вдруг спохватился, быстро пощупал мой лоб, налил из графина на столе в стакан воды и принялся чем-то шуршать.

– Что это? – я недоверчиво скосил глаза на протянутую к моим губам таблетку.
– Жаропонижающее. Температура у тебя, вот, не сходит.
– Тошнит что-то…
– Ну а то ж, ты тушенкой той траванулся, вот тебя и мутило так.

Я застонал. Зона, вот что ты творишь?
Напарник пресек мои попытки приподняться.

– Э, нет, лежи лучше. Спину не тревожь.

Я скинул с плеча его руку.

– Да ладно, нормально все-е-о-о-о..!
– О-о, – поддакнул Пригоршня, видя, как меня начало плющить от боли. – Я ж предупреждал. Вот непослушное ты дитя, не слушаешь добрую мамку, тебе добра желающую, радость Кармелиты.

Проглотив таблетку, я поперхнулся водой.

– Сокровище Корнелии, – машинально поправил партнера, откашлявшись.
– Как скажешь, – не стал тот спорить.
– А что со мной? – обняв подушку, все-таки удосужился спросить я. – Что тогда случилось-то?

Никита плюхнулся рядом и рассмеялся. Я мрачно терпеливо ждал, пока его отпустит веселье, и мое терпение, в конце концов, было вознаграждено.

– Мы спать легли, – начал он. – А через пару часов на нас напали снорки. Тебе ж плохо было, я думал, все, хе-хе, не боец, и решил от них удрать. Но куда там от снорков, да еще и по темноте удирать. Пришлось взяться за пушку и пойти по их душу. Благо не стая огромная – трое их было, может, или четверо. Думал, справлюсь, а ты, хи-хи, ты прикинь…
– Так, ты давай, сатирик, по делу и без лишнего зубоскальства.
– А что я? – обиделся Пригоршня, но зуд рассказать историю до конца оказался сильнее, и он продолжил: – Тебя сама Зона спасла! Я постарался их от «Малыша» отманить, да, заразы умные, не все пошли. От первого ты, конечно, ничего так отбился, но сзади, прямо у турели, еще один снорк заныкался. Ты его не видел, верно? Накрыло тебя?
– Ага, – кивнул я, вспоминая. – Голова кружиться начала, сознание, казалось, потеряю.
– Так вот, – в нетерпении перебил меня напарник, азартно блестя глазами, – я ж отъехал от того места, где мы встали, и прикинь, как раз к тому обвалу, где ты себе разодрал руку! Ты об ту же корягу споткнулся, а снорк как раз тогда на тебя и прыгнул! Я к тебе кинулся, видел – все, конец, – ничего не слышишь, шатаешься. Ору, стреляю, а этот придурок через тебя упавшего перелетел и хребтом прямо в «электру»!

Меня передернуло – ужасная смерть.

– Если б не вся та хрень, если б тебя так не плющило, если б ты не споткнулся там же…
– А со спиной-то у меня что? – прервал я захлебывающуюся речь напарника, не разделяя его энтузиазма.
– А, ерунда! – отмахнулся тот. – Ты ему, видать, приглянулся, и он тебя в «свои» посвятить решил, позвоночник вскрыв. – Глядя на мою вытягивающуюся физиономию, он быстро успокоил меня: – Да не нервничай, цепанул слегка когтями, видимо, задержаться попытался. А куртка у тебя ведь уже совсем никакущая была, так что он с куском твоей футболки и улетел. Вот представь, не испоганил бы ты ее за эту неделю вконец, не вышел бы в одной майке…
– Да ерунда это все.
– Ничего просто так не бывает, Химик, – наставительно поднял палец вверх напарник. – Случайностей не бывает.
– Это даже и совпадением назвать нельзя, – отбивался я.
– Вот и нет. Зона говорит тебе, что бережет твою шкуру.
– Никита, – закатил я глаза, – ну ты как ребенок. Не говори только, что сам веришь в это.

Вдруг внезапно я вспомнил свой отчаянный мысленный извиняющийся крик о спасении за секунды до того, как я чудом увернулся от мутанта. Ну бред! А вот это уже совпадение.

– Ну да, а что? – не смутился партнер. – Мол, намекнула, какого мощного Ангела-хранителя тебе вручила.
– Кого? – высота моего изумленного восклицания удивила даже меня. Вдруг я почувствовал, как раздражение волной покидает мою голову. На его место пришла какая-то приятная затуманенность рассудка, а еще меня начал бить озноб. – Может и так.
– А? – Никита от неожиданности вытаращил на меня свои голубые глазищи.
– Может, и правда, испытывала его на профпригодность.
– Кого?
– Моего назойливого, болтливого, порой, раздражающего до зубовного скрежета, слишком часто для рода деятельности вляпывающегося в неприятности, обалдуя-ангела-хранителя. И он с блеском прошел проверку. И фиг эта Зона дождется моей шкуры пока мой небесная мамка-десантник рядом, а, Никит? Ни на кого его не променяю ни за какие Монолиты вкупе с Исполнителями Желаний.

На несколько секунд в комнате повисла звенящая тишина. Наконец Пригоршня оторвал ошалевший взор от моего лица и тихо сообщил:

– Тебе б проспаться, Андрюх.
– Пожалуй, ты прав, – легко согласился я, ткнувшись носом в подушку.

Уже засыпая, я слышал растерянное бубнение напарника: «Блин, ну говорили же мне, температура, бредит, перенервничал – не разговаривай пока с ним, не напрягай. Черт, и ведь в пятый раз уже…»

А неплохая неделька выдалась.

@темы: слэш, фанфики

Комментарии
2014-03-13 в 14:11 

Бродяга с Изнанки
Если судьба свела вас со мной, значит, пришло ваше время платить за свои грехи. / Paratus sum.
Amazonbot, прочитал все ваши рассказики. Очень понравился язык, раскрытие персов и стиль повествования.
Пишите еще, однозначно.

2014-03-20 в 20:32 

Amazonbot
Что не убивает, делает нас сильнее.
Amazonbot, прочитал все ваши рассказики. Очень понравился язык, раскрытие персов и стиль повествования.
Пишите еще, однозначно.


Спасибо вам большое за похвалу! Что ж, на днях купила новых книг про столь любимых персонажей - будет, откуда взяться вдохновению.)

2014-03-20 в 20:38 

Нэко
💥Ты не будешь знать, какой из них настоящий.💥
Amazonbot, ваша аватарка!!! ВАША АВАТАРКА!!! БОГИ, БОГИ, БОГИ, ВАША АВАТАРКА!!! :heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:
Гхм. извините :tear:

2014-03-23 в 10:10 

Amazonbot
Что не убивает, делает нас сильнее.
Grumpy kestrel, вы тоже фанат Дэдпула? ^^

2014-03-23 в 15:39 

Нэко
💥Ты не будешь знать, какой из них настоящий.💥
Amazonbot, ДА!!!! Да, да, да, да, да!!! :heart::heart::heart::heart::heart::heart: я его очень-очень-очень люблю, а комиксы про него и про кэйбла действуют на меня по степени нежности сильнее, чем все совушки и котятки мира, наверное :heart::heart::heart: извините, что так истерично пишу -- просто я ооооочень люблю Уэйда *__*

2014-03-23 в 15:40 

Нэко
💥Ты не будешь знать, какой из них настоящий.💥
Amazonbot, :ps: если что, я и впрямь оооочень сильно прошу прощения за "рекламу", а вы в фандомной битве 2014 на команду дэдпула не хотели бы поучаствовать ,аа? *__*

2014-03-23 в 15:40 

Нэко
💥Ты не будешь знать, какой из них настоящий.💥
*** ЗА команду, а не НА...

2014-03-25 в 19:35 

Amazonbot
Что не убивает, делает нас сильнее.
Grumpy kestrel, он обаятельный чувак - грех спорить! А что это такое, фендомная битва?

2014-03-25 в 19:56 

Нэко
💥Ты не будешь знать, какой из них настоящий.💥
Amazonbot, оййййй... сказать что он обаятельный -- по-моему, это не сказать НИЧЕГОШЕНЬКИ! он... ааах, как бы это выразить... он самый, самый, самый отжигающий, самый на свой уникальный лад умный, самый преданный и любящий (вспомнить только его общение с Нэйтом (Натан Саммерс, который Кэйбл)!), самый нИщастный - обнять и гладить няшеньку Уэйда! -- самый крутой из всего Марвела, на мой взгляд... :heart::heart::heart:

ммммммм.... я сама на ней первый раз XDDD как бы вам объяснить... ээээ.... это такой конкурс разных фандомов... конкурс фанфиков, конкурс арта, конкурс рукоделий по любимому фандому, и тэ дэ...
вот ссылка на умыл в сообщество (оно закрыто, так полагается по правилам) команды Дэдпула, приходите, а??? :heart:_____:heart: тем более вы ВОН КАКИЕ фики пишете...
www.diary.ru/u-mail/?new&username=fandom+DEADPO...

2014-03-25 в 22:11 

Amazonbot
Что не убивает, делает нас сильнее.
Grumpy kestrel, обязательно подумаю над вашим предложением, мне оно лестно. :D

   

Бар "Лаборатория ХЗ"

главная