kassara
Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком. (с)
Название: Выхода нет
Автор: kassara
Бета: традиционно нет
Размер: драббл (990 слов)
Персонажи: авторские
Категория: джен
Жанр: а хрен его знает
Рейтинг: PG
Краткое содержание: ничто не вечно, даже Зона.


Крыс сидел в темном закутке подвала и беззвучно размазывал слезы по лицу.

Еще вчера он возвращался с группой свободовцев из глубокого рейда, обеспечившего им всем и славу и почет среди сталкеров. Вернее, он так думал, что слава и почет им обеспечены. А сегодня… Сегодня он в полном одиночестве прячется от собственных товарищей, попавших под волну странного излучения, похожего на Выброс. Правда, в отличие от обычных Выбросов этот отличался тем, что никаких признаков его приближения не наблюдалось, да и визуальных эффектов вроде лилового неба тоже не было. Он просто почувствовал, что скоро что-то случится, за что, кстати, и получил свое прозвище. Ребята на базе часто шутили, что он, как крыса, чувствует гибель корабля задолго до его крушения, и потому старается смыться с него как можно скорее. А Крыс и вправду что-то чувствовал, и это обостренное чувство опасности не раз спасало ему жизнь. И если бы ребята вчера прислушались к тому, что он им говорил, то тоже остались бы живы. Вместо этого кому-то взбрело в голову пошутить о трусливой душонке незнакомого парнишки, как шутку подхватили и разнесли по всему временному лагерю. Собственно, если бы лагерь принадлежал только свободовцам, такого наверняка бы не случилось, но недавно кому-то в голову пришла светлая идея создать несколько «пятен безопасности», общих лагерей для сталкеров любого цвета формы и нашивок. Каждый, кто находился поблизости, мог рассчитывать на отдых и ночлег, не боясь преследования, даже если у него были непримиримые разногласия с членами других группировок. Вот на такое «пятно», расположившееся в одном из уцелевших зданий в Темной долине, их группа вчера и забрела, устав от многочасового перехода. В импровизированном лагере уже остановилась на отдых группа из восьми долговцев, неизвестно за каким чертом отправлявшаяся в Припять, трое членов «Чистого неба», несколько «грешников» кучковались отдельно от всех, при этом удивительным образом выглядели притихшими, словно нашкодившие котята, пойманные с поличным. Еще в лагере были наемники, но их подсчетом Крысу заниматься было лень. В тот момент его занимала мысль, а что будет, если в лагерь придут монолитовцы? Их тоже пустят на отдых, или же дружно дадут отпор? Примерно в этот момент, когда он с любопытством бродил по «пятну», рассматривая его посетителей, его и «накрыло», да с такой силой, что он от ужаса заорал во всю мощь своих легких.

- Уходите! Прячьтесь как можно глубже! Быстрее, быстрее!

- Крыс, ты спятил?! – удивленно переспросил Бродяга, находившийся в непосредственной близости от Крыса. Он единственный, кто прислушался, и, шустро собрав манатки, сиганул в щель между плитами. И, вероятно, единственный, кто спасся. Но он был из свободовцев, знавших об «особенности» их товарища. Остальных Крыс, к сожалению, не видел, да и времени на это не было. Он просто нырнул в люк, чуть не свернув себе шею, и побежал, преследуемый улюлюканием и смехом. Но через минуту смех сменился на крики, потом на вой, продолжительный и невыносимо тягостный по своей природе.

Крыс петлял по темному узкому коридору до тех пор, пока в темноте не нарвался на балку, слишком низко нависавшую над дверным проемом. С разгону врезавшись в нее лбом, он растянулся на полу, потеряв на некоторое время ориентацию в пространстве. Ползком забившись куда-то в угол, Крыс зажал ладонями уши, чтобы не слышать того кошмара, что творился в лагере. А когда шум стих, он осторожно выбрался из своего укрытия, и, найдя узкую щель, осмелился выглянуть наружу. И чуть не задохнулся от увиденного. По лагерю прыгала обезумевшая стая снорков, подозрительно смахивавшая на бывших долговцев, наемников и грешников. Но самое худшее, что среди них были и те, у кого на разодранной форме красовались нашивки клана «Свобода».

Пробиться сквозь стаю в одиночку не удастся, да даже если бы было с десяток бойцов, все равно это было чистым самоубийством. А надеяться на то, что удастся пересидеть и снорки сами разбегутся кто куда, не приходилось – твари охотились на большой территории, но предпочитали жить в одном месте большими стаями. Так что Крыс оказался заперт без возможности когда-либо выбраться живым.

Он вернулся в угол, поджал ноги и беззвучно зарыдал. Умирать не хотелось. Ему всего-то девятнадцать лет, это слишком мало для того, чтобы думать о смерти. И пусть он совершил в жизни ошибку, из-за которой оказался в Зоне, но плата за нее была слишком высока.

«Тревожный радар» молчал, и Крыс, упиваясь жалостью к самому себе, не слышал, как кто-то бесшумно подкрался к нему, пока не получил болезненный пинок.

- А ну подъем! Двигай булками пошустрее, а то скоро эти твари сюда нахлынут и шансов у нас будет уйти живыми ровно ноль целых, ноль десятых.

- Да куда идти то?! – возмущенным шепотом завелся Крыс, распознав голос Бродяги. – Снорки всюду, а у меня патронов только чтоб самому застрелиться.

- Придурок малолетний! Раз говорю топай, значит, топай! Придем на базу, там и застрелишься, если еще желание будет.

- А…

- Бэ! – рявкнул Бродяга, выходя из себя. – Заткнись, пока я сам тебя не пристрелил.

Крыс послушно заткнулся, и засеменил следом за товарищем, уверенно шагавшим куда-то вглубь подвала. Бродяга, ставший временным проводником, юркнул в узкую щель между бетонными плитами, и Крысу пришлось последовать за ним. Сам бы он никогда и ни за что не полез туда в одиночку, побоявшись навечно застрять в замкнутом пространстве. Но спокойствие и решимость Бродяги сделали свое дело, и Крыс полностью доверился своему проводнику.

Крыс даже заставил себя поверить, что теперь будет все хорошо. И все действительно было хорошо, пока они не выбрались на поверхность.
Что-то случилось, пока они вдвоем пробирались по темному лабиринту подземелий. Что-то еще прокатилось волной по Зоне, изменив ее облик до неузнаваемости. Все, что недавно бегало, летало, рычало, кусалось, материлось и отстреливалось было мертвым. Тела покрывали землю ровным слоем, насколько хватало взора.

- Даже не знаю, стоит ли теперь возвращаться на базу, - выдохнул Бродяга, как только прошел первый шок. – Похоже, мы единственные, кто остался в живых.

- Не уверен, - прошептал Крыс.

Почуяв неладное, Бродяга обернулся и выдохнул:

- Мать твою! – как раз вовремя, чтобы увидеть, как новая волна аномальной энергии сметает все на своем пути.

Зоны в том виде, которая за долгие годы стала привычной, больше не существовало. На ее месте рождалось что-то новое, еще более жуткое и чуждое привычному миру людей.

@темы: драббл, фанфики