[Sauron]
нагнетофон
Название: Ебаный стыд!
Автор: Towaristsch Mauser
Бета: fandom S.T.A.L.K.E.R. 2012
Размер: драббл, 666 слов
Персонаж: Джагер, ложка, сгущенка, упоминаются различные другие
Категория: джен, упоминаются различные другие
Жанр: стеб, глум, упоминаются различные другие
Рейтинг: NC-17(кинк!)
Краткое содержание: Не трожь чужие вещи!

Заварив себе чашечку какао на молоке, и позаимствовав банку со сгущенкой, Джагер на одной ноге допрыгал до диванчика и уютно устроился на нем. Сегодня ему опять решительно нечем было заняться.
Вытянув пострадавшую ногу, Джагер открыл планшет и решил почитать что-нибудь новенькое. Зачерпнув свежей, текучей, сладкой сгущенки, он сунул ложку в рот и ткнул в первую же попавшуюся папку с текстами.

Папка называлась "Фикбук".

Нашлась весьма занятная повесть про некоего Меченого с Кордона. Джагер внимательно следил за перипетиями сюжета, увлеченно вылизывая ложку: этот самый Меченый, будучи нищебродом на Кордоне, решил "позлить" военных с базы, и пострелять в них, чтоб потом, значит, снять с трупа калаш. И вот, значит, почти все у этого самого Меченого получилось, как вдруг все пошло наперекосяк.
Увлеченный лихо закрученным сюжетом, Джагер замер с ложкой во рту, вылизывая теплый от его собственного тепла гладкий металл.

"- Раздевайся! – раздался приказ. Меченый вздрогнул и выругался, но ему тут же ловко заткнули рот засаленной тряпицей. Под дулом автомата Меченый негнущимися пальцами стянул заношенный серый свитер, медленно чиркнула ширинка джинсов, и вот на нем остались только облегающие трусы-слипы: Меченый был модником, но в Зоне это скрывал.
Толкнув в спину ногой, капитан поставил Меченого на колени, и вновь послышался быстрый взвизг расстегиваемой молнии. И, не теряя времени, капитан сплюнул в ладонь, провел пальцами, поглаживая почти ласково. Уперся головкой и вошел резко, одним движением, подхватив Меченого под живот и накрыл его собой. Меченый взвыл, сведя брови на переносице, выплюнул тряпку, но к тотчас же к губам прижалась шершавая квадратная ладонь военного.
- Ничего, - пропыхтел капитан на ухо Меченому, запихивая пальцы в податливые губы, - скоро майор придет… будет весело!"

- Ебаный стыд, - пробормотал Джагер, и срочно съел еще сгущенки, чтобы успокоиться. Запив чаем приторную сладость и отдышливое смущение, охватившее тело, Джагер нерешительно ткнулся в новый текст. На этот раз он решил внимательно прочитать аннотацию.

"Анжела, ученица из выпускного класса, накануне экзамена слышит Зов Припяти, и понимает, что отныне ее судьба предопределена…"

Понадеявшись на отсутствие военных с членами наперевес, Джагер с интересом дочитал повесть, которая оборвалась на самом интересном месте: Анжела приходит в бар на Ростке, предварительно переодевшись в новый обтягивающий бронекостюм последней модели. Джагер разочарованно фыркнул, не обнаружив продолжения, и решил почитать что-нибудь еще про девушек, только более серьезное и приближенное к жизни. Увлекшись романом "Пол-литра крови в холодной воде", он выпил почти весь какао, читая про приключения суровой наемницы из Сибири. Эта девушка, судя по всему, могла превзойти большинство сталкеров, и Джагер уже было проникся мечтательно, как вдруг неожиданно наткнулся на упоминание в тексте бочки с холодной водой. Оказывается, чтоб избавиться от раздражающих месячных, наемнице приходилось регулярно сидеть в ледяной воде, чтоб прекратить кровотечение. На подробном описании процесса Джагер едва не стошнился выпитым какао и решил почитать что-нибудь другое.

Но ничего другого не находилось! Приключения симпатичного внутренне и внешне майора Дегтярева закончились тем, что вышеописанный Дегтярев заправил в рот мальчишке-отмычке.

"Сопляк, имени которого он никак не мог запомнить, сосал неумело, но охотно, вылизывал головку и тихо сопел. На вид майор не дал бы ему и шестнадцати".

- Ну что это такое?! – икнул Джагер, поперхнувшись сгущенкой. – Ебаный стыд!
Сгущенка заляпала губы, собралась светлыми тягучими каплями на подбородке, потекла по пальцам, неуловимо быстро капая ему на грудь. Джагер представил себя со стороны, тут же представил возбужденного Дегтярева и снова едва не стошнился.

Кое-как слизав с себя сгущенку (прыгать на костылях, чтоб умыться, очень не хотелось), Джагер обнаружил в папке уже привычный, уже прочитанный текст "Дом на болоте", и принялся за него. Вначале все было похоже на продолжение интересной повести - но кто бы мог подумать, что зомби настолько похотливы, чтоб устраивать сексуальные оргии? Джагер так увлекся чтением, что почти не заметил, как проглотил ложку – слишком глубоко взял ее в рот, и едва не подавился ею. Он закрыл планшет и сел в уголок на диванчике. Он уже клятвенно пообещал себе читать Калугина, Калугина и, пожалуй, Калугина, а других авторов – даже и не пробовать.
После этой клятвы Джагер слегка пришел в себя, да и стояк наконец-то прошел.
Оставалось дождаться Блайнда и рассказать ему про ложку. Или ну ее, сама рассосется?


Название: Валидол и валерьянка
Автор: Towaristsch Mauser
Бета: fandom S.T.A.L.K.E.R. 2012
Размер: драббл, 430 слов
Персонажи: Угрюмый, Хлюпик
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: NC-17(кинк!)

Схватив однажды за душу, туман больше не отпускал, ни на секунду. Здесь, в Зоне, расслабляться нельзя. Отвлекся, потерял нюх - и все. Я-то не первый день Зону топчу, кому как не мне такие подробности знать... вот только почему тогда я стою, словно вкопанный, рот раззявил, и слова сказать не могу?
По венам течет этот проклятый туман, на земле - чистый снег, тонким слоем, как рваный носовой платок. Небо белое, солнце тусклое. Впереди - свора бандитов из бывших вольных сталкеров, в кружок стоят и топчут этот снег, рыхлый, напитанный водой точно мокрая вата. Рядом с бандитами - Хлюпик. Идиота кусок, опять вляпался, на минуту оставить нельзя. Я стою и смотрю, руки не слушаются, ноги тоже, горло начисто сдавлено. Стою, смотрю и слушаю, как эти мудаки требуют, денег, а Хлюпик отвечает, что нет. И понимаю, что он им не нужен, а раз не нужен... Вижу, как его в спину прикладом бьют, и на колени ставят. Хочу вмешаться, очень хочу, но ничего поделать не могу, просто смотрю, как Хлюпику дулом пистолета - в лоб. Тычут, смеются, следят за реакцией. Я тоже слежу, слушаю обеспокоенные разговоры о том, что здесь опасно, а выстрел услышать кто угодно может, а ПМ без глушака как назло.
- Рот открывай, ебать!
И не хочу смотреть, но смотрю, как Хлюпика берут за подбородок, как давят на щеки, вынуждая разомкнуть челюсти, как пропихивают внутрь, едва не выломав зубы. Чувствую запах оружейной смазки и холод металла на губах, разглядываю Хлюпика - тот умудряется сохранить лицо даже в такой ситуации. Стоит, не дергается, не просит ничего и не стонет. Кадык только дергается едва заметно.
Я догадываюсь, что сейчас будет, но не могу не смотреть, запоминаю все - и глухой выстрел, и пробегающее по его лицу удивление, и потерявшие всякое выражение глаза, и начинка черепа, серо-красным веером выплеснувшаяся на белый снег...

И, почувствовав способность орать, долго не могу отдышаться, прихожу в себя, лежу и смотрю в темноту.
- Ты опять кричишь во сне, - Хлюпик укоризненно смотрит на меня. Стискивает мое плечо ладонью, отчего я постепенно прихожу в себя.
- Наверное, скоро у меня мозги окончательно в омлет превратятся.
- Не говори так.
Что ты уставился на меня, а, товарищ Хлюпик? Может, я и дурак, и шутки у меня дурацкие, однако вблизи Припяти сложно головой не поехать.
- У меня валидол есть, - говорит этот умник, шарясь по карманам, - и валерьянка.
- Спи, валидол.
Я отворачиваюсь от него, делаю вид, что сплю, и не слышу, как сердито он дышит, ворочаясь рядом. Меньше знаешь - крепче спишь, Хлюпик. Не рассказывать же тебе про мои сны, и про Радар, и про кадавров, правда ведь?

Название: Жареный Дрын
Автор: Towaristsch Mauser
Бета: fandom S.T.A.L.K.E.R. 2012
Размер: драббл, 934 слов
Персонажи: ОМП
Категория: слэш
Жанр: быт
Рейтинг: NC-17 (кинк!)
Примечание: non-con

- Будет вкусно, - проговорил Калуга себе под нос, - прямо как орбит «мясо отмычки».
- Ч-что?
- Ничего, - ухмыльнулся мужик, проверяя, много ли соли осталось в небольшой банке, - чего ты в угол-то зажался, Манюнин Дрын?
- Я не Дрын! Я Миднайт Дрим! – вскинулся парень. – С английского это переводится как…
- Да мне посрать, как это переводится. Я так и сказал: Манюнин Дрын, чего ты орешь, как потерпевший? Давай, рассказывай, как ты сюда попал.

Миднайт замолк, прижался спиной к сырой каменной стене. Он и сам не знал, как здесь очутился – сколько раз опытные сталкеры говорили, что нельзя голову в Зоне терять? Много раз. А все равно когда собаки окружили огромной стаей, не смог сдержаться, рванул, не глядя, через кусты напролом, ухнул с размаху в какой-то колодец. Пролетел сквозь аномалию, лизнувшую жаром высокие ботинки, и упал на кучу старого тряпья, костей и жухлых листьев.

- Не знаю я, блядь, - нахохлился парень. Внимательно посмотрел на поднявшегося на ноги Калугу, и тоже встал, стараясь отойти от него подальше. Недлинный коридор, кишкой уходивший еще глубже под землю, заканчивался тупиком. Миднайт успел несколько раз обежать подземную ловушку, но так и не обнаружил выхода. Попробовал подняться вверх по колодцу, цепляясь за склизкие крошащиеся кирпичи, но через пару метров едва не наткнулся на «жарку», преградившую путь наверх.

Пришлось спуститься. Под ногти забилась грязь. В далеком небе сияли звезды.

- Ну что, нашел, как выбраться? – спросил Калуга через полчаса, подходя ближе.
- Нет, – нахмурился Миднайт и отступил инстинктивно.
- Эй, ты! – по лицу Калуги вдруг разлился ужас. – Парень, у тебя за спиной контролер!
Миднайт послушно оглянулся, но никакого контролера не увидел.

***
Под землей было тихо и сыро, затхлый воздух стоял, как вода в болоте.
Тонкая игла проколола кожу на шее, вошла в вену. Миднайт очнулся, захлопал глазами, попытался оглянуться, но куда там. И только попытался повернуться, как все тело пронзила боль в вывихнутой руке. Миднайт втянул в себя воздух, все вдыхал и вдыхал его, не в силах выдохнуть от ужаса, а потом взвыл глухо, через заткнутый рот. Не смог смотреть на руку, выломанную ниже локтя. Попытался рвануться в сторону, но не смог – слишком крепко веревки стянули тело.
Видимо, мужик просто-напросто оглушил его, а потом связал, и руку тоже он…
- Ну чего ты орешь, - буркнул Калуга, прокалывая еще одну ампулу иглой. - Сейчас вколю еще обезболивающего, и тебе станет совсем не больно.
Миднайт сдавленно вскрикнул, зафырчал, жуя тряпичный кляп, зарычал, мотнул головой, но ничего не помогло – мужик легко опрокинул его на бок, уселся сверху, и вновь игла вошла в вену.
- Я ж не хочу, чтоб ты от болевого шока скопытился. Тебе хорошо? – Он потрепал Миднайта по щеке, оставив грязный след. - Хорошо тебе?
Миднайт не знал, хорошо ему и плохо. Его тошнило, но сблевать некуда было, он боялся подавиться рвотой и мелко дышал, стараясь успокоиться.
- Ну, вот и ладушки, - пропыхтел Калуга. - Вот и хорошо... Вот, сейчас и поужинаем. Будешь ужинать? Нет? Квёлый ты какой-то.
Он облизнулся, вытирая грязными пальцами уголки рта.
- Не больно же, - продолжил он. - Совсем не больно. Ещё часа три больно не должно быть.
Он ощерился, щёлкнул пуговицей на штанах.
- И не будет.

- Сейчас мы тебя отжарим, - пообещал Калуга, разглядывая худощавую задницу Миднайта. - Жареный Дрын.
Почувствовав нож у самого горла, Миднайт перестал рыпаться, ощущения словно притупились от двойной дозы сильного обезболивающего. Вдвинувшиеся внутрь пальцы он почти и не заметил, только когда член вошел глубоко, по самые яйца – вот тогда почувствовал, тихо заскулил, утыкаясь вспотевшим лбом в сырые камни.

- Х-хорошо… - пропыхтел Калуга, навалился на него сверху, дергаясь бестолково. Потом поднялся с него, стряхнув капли с члена, а Миднайт остался лежать на боку, устав переживать.
Вернее, думал, что устал. Прошедшийся по коже нож заставил внутренности сжаться в холодный ком. Калуга повернул нож, и рукоятка, длинная, шершавая, упирается куда-то под яйца, надавила неплотно сомкнутую дырку.
- Ну-ка, - пробормотал Калуга. - Сейчас мы...
Миднайт умудрился выплюнуть кляп, и вскрикнул, исходя едким страхом. Страх покатился по лицу и шее крупными каплями. Нож крутнулся, оставил порез самым кончиком. Калуга захихикал, гордо поглядывая на пленника. Миднайт захрипел. Яйцам было холодно, и он не мог понять, отчего. То ли из-за пореза, то ли от выступившей крови.
- Нежный какой, - похвалил Калуга, сминая мошонку в руке. - Ежели пожарить, так вообще деликатесом будет.
Миднайт взвыл еще громче и заплакал. Калуга оттянул яички вверх, больно выкручивая, и упёрся остриём ножа в складку кожи. Миднайт задыхался от животного ужаса. Когда нож упёрся в задницу, он вдруг подумал, что так не бывает.
- Вот туточки вскрыть, - рассуждал Калуга, - и только потрошить. Ну-ка...
Зад резануло болью, и Миднайт не выдержал. Заорал, завизжал, ударившись несколько раз о холодные камни.

- Всё, всё! - Пробилось через пелену сплошного ужаса. - Всё уже! Нет его, кончился весь!

Автомат умолк, а Миднайт, полностью одетый и невредимый, все еще выл, зажимаясь в стык сырых кирпичных стен. В дальнем тупике виднелось кровавое месиво под обрушенным сводом.
- Только гранатой его и можно, - усмехнулся Калуга, - а из автомата добить. Страшно только тут гранаты кидать, а так… Чего ты все воешь?
Миднайт дико и отчаянно завывал, бестолково царапая стену.
- Вот паскуда, - сплюнул Калуга. - Вот же мозгоёб… И ты не ори, ну чего ты все орешь-то?
Не закрывая рта, Миднайт Дрим подскочил на ноги, добежал до уходящего вверх колодца рванул вверх, сдирая ногти. Накинув капюшон на голову, он проскочил через «жарку», едва не сорвавшись вниз, и взлетел на самый верх, выломав по пути несколько кирпичей.

- Ишь ты, нервный, - хмыкнул ему вслед Калуга, и пошел разбирать остатки того, что осталось от контролера. Контролер, конечно, не самое вкусный… но на безрыбье и рак рыба.

Название: Одноглазый Геймер
Автор: Towaristsch Mauser
Бета: fandom S.T.A.L.K.E.R. 2012
Размер: мини (1 317 слов)
Персонаж: ОМП
Категория: джен
Жанр: криппи
Рейтинг: NC-21
Краткое содержание: В компьютерные игры не играл – и не играй!
Примечание: членовредительство

Я ничего не делал, честно говоря.
Ну, просто зарегился на форуме, и просто, блядь, выложил туда свои скриншоты, миллионы людей по всему миру делают так, что тут такого особенного? Уж не знаю, что именно сподвигло меня посмотреть чужие, но однажды я скачал с форума целый архив скриншотов. Проверил его — антивирусник молча одобрил — и распаковал на рабочий стол.
Вначале я думал, что смотрю скриншоты из игры: полуразрушенные здания и автомобили, деревья на Кордоне, охваченные нежно-розовым светом, все дела. Но чем дольше я смотрел, тем меньше это походило на игру — трещины на бетонном саркофаге, покинутые дома, мертвая рыба на берегу, глядящая на меня с экрана своими белыми, слепыми, как будто вареными глазами. И фотографии людей, скончавшихся от острой лучевой, видимо — не буду рассказывать, но выглядели они ужасно. У меня все настроение испортилось, и я удалил все нахрен, и архив, и сами фотографии — все стер.

Пошел гулять, чтоб не сидеть весь вечер за компьютером.

Прихожу домой — а на моем рабочем столе кто-то вместо обоев поставил эту сраную фотку с дохлой рыбой! Ну и дурацкая шутка! Только живу я один уже два года, и ключей от квартиры даже у родителей нет. Да и не стали бы родаки так делать, они и комп-то включать едва умеют.

Рыбу я заново стер и сел играть. Не очень-то и хотел, честно говоря, но внутри что-то тянуло. Думаю: ладно, поиграю немного — и хватит.
Но не хватило. Очнулся я за полночь, скрючившись и прилипнув к клавиатуре. Отругал себя за такую хуйню и пошел мыться. Впервые за два года мне стало стремно, что я один живу, всякое говно в голову полезло, сами представляете — и насчет черного стока под ногами, который неизвестно чем заканчивается, и насчет хлипкой ванной двери. Я стоял, намыливая подмышку, а сам то и дело смотрел на тонкий проволочный крючок, каким я дверь обычно запирал. Стоял и думал, что этот тонкий сраный крючок никого не удержит, а я стою, беззащитный и голый, одна мочалка в руке, которую мне бабушка еще на 18 лет связала. И в ванную сесть тоже страшно, там сток, склизкий и непроглядно-черный. Сейчас как вспенится рыжая вода, как потечет из стока с бульканием и чавканием, и рыба моя всплывет дохлоокая.
Ебать конем мой лысый череп. Что тут еще скажешь, честно говоря? Я сел на стиральную машину, обнял бабушкину мочалку и прижался к ней щекой. Закрыл глаза. Вспомнил, как в детстве страшилки друг другу в лагере рассказывали, а потом в сортир только компанией бегали, или вообще в окно ссали — не потому что круто, а потому что страшно было: дойди ночью до сортира, попробуй! Вспомнил детство, вспомнил и мальчишек в лагере, воспиталку, бабулю, опять же, вспомнил… Потихоньку отпустило-отпустило, разжалось судорожно сжатое горло, я продышался.

Обычная вода из душа, теплая и приятная, обняла, успокоила, а то я все яйца себе отморозил, на стиралке сидя. Вся хуйня — в голове. И компьютер — тупая машина, которая показывает картинки, в реальности не существующие.
Вымылся и лег спать.

На следующий день — опять эта ебаная рыба на рабочем столе. Я разозлился, принялся возиться, искать наглого трояна, прописавшегося у меня в компе. Нашел целый выводок червей, выкинул их в корзину, стер.
Сел играть.

Тупая программа, набор пикселей на экране, он безопасный, разве что зрение посадить можно. И то, говорят, что у игроков в шутеры реакция отличная, и мелкая моторика развита. Я думаю, не врут.

Я и не думал, что это может опасным стать. Ну как может повредить этот самый набор пикселей?

А вот смог.

Хуйня случилась, когда я попал в «жарку». Чуть-чуть попал, несильно, как будто в бак с костром влез по неосторожности. Но попал. И как только попал, так сразу же встал из-за компа, и, не соображая, что творю, поперся на кухню и опрокинул себе на ногу чайник с кипятком.
Чуть с ума не сошел от боли, думал, что все, пиздец, не выдержу. Скрючился на полу в луже горячей воды и выл. Потому что больно было. И хорошо, что кипяток не крутой был, а остывший слегка, но все равно кипяток, джинсы приварились к коже, скорую вызвал, отправили меня в травмпункт. То да се, кое-как сняли с меня джинсы, начали обрабатывать, рассказывать про это тошно, рана до сих пор не заживает. Слишком обширная, мокнет, сука, посередине — и все тут!

И, блядь, опять рыба эта на стол мне вылезла, пока меня не было. На рабочий мой. Я просек, что какой-то мудак с удаленного сервера управляет моим компом и рыбу эту злоебучую ставит мне на него опять. Удалил. Отключил интернет, отрубил его насовсем. Сел играть.

Потом до меня постепенно дошло. Что-то не так. Дошло в тот момент, когда я, зажав в зубах шпильку, вставлял ее двумя ножками в розетку. До меня дошло, что «электра» по игре зацепила, а тут, блядь реальная жизнь. Я понял это, и тут раздался просто оглушающий треск, намного громче, чем в игре. Зубы мои выщелкнуло, и в глазах все вспыхнуло невыносимо ярко.

Очухался часа через три. Ощупал обожженным черным языком ранки на месте зубов — нежные такие, как будто тряпочка бархатная, кровившие тихонько. Как будто я в школу опять поперся, и зубы себе на спор молочные выдергиваю. Вот только не молочные это зубы. Были.

Четыре штуки вылетело.

Я их не нашел.

Записался к стоматологу. В универ позвонил, шепелявя, как даун, сказал, что попал в аварию. А потом лег на пол обратно. Я и правда в аварию попал, по мне словно КАМАЗ проехался. Лежал я, поджав колени к груди, и стонал. Больше ничего делать не мог, сил не было.

Понял уже, что с головой у меня не все в порядке. Понял это и все равно сел играть. Я ведь далеко прошел, хоть и не в первый раз играю — а все равно интересно. И, кроме того, что интересно — что-то внутри тянуло. Какая-то часть меня словно окунулась в эту нарисованную Припять и срослась с ней.
И этой самой части плевать было на все остальное.
Я играл.
Когда чертова псевдособака добралась до меня, прокусив броник в области паха, я сразу понял, чем это закончится, и выключил игру. Не помогло. Пальцы мои двигались сами по себе, а я мог только уговаривать и причитать, орать и материться. Ничего не помогало, ничего. Конечно, в этот момент у меня не стоял, да и у кого может стоять, когда одной дрожащей рукой ты вынимаешь член из штанов, а другой — берешься за лезвие бритвы?
Я не мог справиться с самим собой.
Член не стоял, и, словно понимая, что его ждет, пытался спрятаться в шкурке, ускользал из ладони. Но другая моя рука — та, что держала бритву — действовала гораздо увереннее. Лезвие легко надрезало кожицу, и тянущая боль от тонкого пореза раздалась во всем теле, прошла через всего меня, отчего волосы на затылке встали дыбом.
Я распустил сопли, пытаясь не совершать непоправимых ошибок, надрезал мягкую, вялую головку, зажмурив от ужаса глаза. И только скользкая теплая кровь, толчками вытекающая из глубокого пореза, вернула мне самоконтроль. Полностью над всем телом. Стерев сопли с лица, я рванулся в ванную – промывать, но кровь не останавливалась, я нашел в аптечке БФ-6 и кое-как заклеил порез. Остатки крови я смыл, она утекла в черный сток, которого я теперь почти не боялся.

Больше всего я боялся себя самого.

Обмотав все это дело пластырем поверх клея, я пошел, удалил рыбу с рабочего стола и сел играть.
Не буду рассказывать как, но я добрался до Кордона. Честно говоря, это не самая веселая история. Теперь я все время сижу на Кордоне: гуляю вокруг бункера, хожу по заброшенным домам, лежу на продавленном матрасе и сижу у костра, (как можно дальше от бака), слушаю, как сталкеры поют свои песни. Они мне нравятся, хотя и однообразные. На Кордоне безопасно и хорошо. Я продал все свои артефакты задешево, и у меня все еще есть деньги. Это хорошо, что они есть, потому как Сидорович не станет снабжать сталкера в кредит, даже такого опытного, как я. Они зовут меня Одноглазым, и я не обижаюсь на эту кличку. Это все хорошо.
А пиздец мне настанет, когда деньги на водку и колбасу закончатся, и мне придется поднять свою задницу и пойти за хабаром, рискуя собственной шкурой.
Я очень надеюсь, что этот момент настанет еще нескоро.

Название: Флэшка
Автор: Towaristsch Mauser в соавторстве с atropo
Бета: fandom S.T.A.L.K.E.R. 2012
Размер: мини (1 749 слов)
Пейринг/Персонажи: Волк/Шустрый, Меченый
Категория: слэш
Жанр: романс
Рейтинг: NC-17(кинк!)
Краткое содержание: Где же Шустрый прятал флэшку?! Скандалы, интриги, расследования! Опытный сталкер Волк докапывается до истины!

Шустрый послушно стоял на коленях — руки за голову, ноги на ширине плеч — и смотрел в пол, инстинктивно вздрагивая от раздающихся выстрелов. Звук бил по ушам, заставляя волосы на затылке неприятно шевелиться.
Такую толпу бандитов грех было не накрыть — это было ясно, но только кто первым ухватился за эту идею, пока оставалось неизвестно. Шустрый напряженно вслушивался в звуки боя, надеясь выловить среди них знакомые голоса. Тщетно: вместо этого всё ближе становилась сиплая ругань защитников территории.
Взрыв гранаты совсем неподалёку заставил Шустрого дернуться. Нервное напряжение нарастало в прогрессии, не в последнюю очередь потому, что стоять на коленях становилось всё тяжелее.
Сейчас он уже пожалел, что вписался в курьеры к Сидоровичу. С одной стороны, конечно, в чем-то было проще, а с другой стороны... а с другой стороны вновь рванула граната.
И разом все затихло.
Шустрый сморгнул, не решаясь сменить позу, и замер, уставившись в пол. Ноги затекли, от сырых кирпичей пахло затхлостью. На порыжевшем яблочном огрызке сидели три мелкие мушки.
— Вставай, дура, — раздался неожиданный знакомый голос совсем рядом.
— Волк, — расцвёл в улыбке "дура". — Чего так долго-то?
Первым делом курьер встал... слишком быстро. Вынужденный опуститься обратно, Шустрый поморгал, глядя, как к огрызку подбирается наглый таракан, и постарался совершить подвиг снова. Затёкшие ноги отозвались болью.
— Я уж успел маму вспомнить, — добавил Шустрый и покосился на оружие сталкера.
Вот уж что Шустрый знал наверняка: никому он нафиг не сдался без информации, которая была нужна Сидоровичу. Спасибо маме и не одному месяцу работы, прятать носители он умел, так что его жизнь сейчас чего-то, да стоила.
Волк стоял над ним, разглядывал с интересом, опустив автомат.
— И чего ты здесь застрял, а? — поинтересовался он. — Неужто тебя что-то задержало?
Шустрый насупился.
— Я тебе кто, Рэмбо? Эти сволочи вот прямо тут, на твоём месте, сидели и в картишки резались. А меня заставляли следить, чтобы не мухлевал никто. Короче, Склифосовский, веди меня к Сидоровичу. Он тебя послал, он, небось, и цену назвал.
— В картишки резались? Ты, можно сказать, как в отпуске побывал, отдохнул... тебя на руках доставить, — Волк положил тяжелую ладонь на плечо Шустрого, — или сам пойдешь?
— Пукалку какую дашь — так я и без тебя добегу, — шмыгнул курьер.
Приятная тяжесть руки, запах пороха и металла и насмешливые подколки Волка были такими привычными, что Шустрый против воли заулыбался и понял, что всё будет хорошо.
— Вот и обойдешься без моей пукалки, — хмыкнул Волк, — ищи себе трофей.
Из здания Шустрый высунул нос с опаской. Не то, чтобы он ждал толпу свежевосставших из мёртвых бандюков, но недобитых опасался. Короткими перебежками от трупа к трупу Шустрый добрался до ворот и разжился в процессе парой гранат, Форой-12, обрезом без патронов и "каплей". Последнее пришлось с сожалением показать и отдать Волку — с Шустрого ещё при поимке сняли контейнеры.
Одно из тел вызвало у мародёрствующего курьера массу сомнений. Перевернув труп, Шустрый нахмурился и засопел.
— Волк, а тут живой. Волк, а ведь это не бандит.
— А кто? Балерина Большого Театра? — Волк подошел ближе и с интересом уставился на недобитого человека. — Ба, да это ж новый приятель Сидоровича!
— Как ты их всех запоминаешь-то, у него же что ни день — то новый приятель, — проворчал Шустрый и, интереса ради, сунулся к раненому сталкеру в карман. Меченый едва слышно застонал, выдув пузырь слюны. Шустрый недовольно вынул руки из чужой одежды и повернул страдальца, пытаясь найти ранения.
— Ну и чё с ним делать? На себе до бункера тащить?
Пониже ключицы ткань дешевой брезентовой куртки была пробита, отверстие темнело от засохшей крови.
Пузырь на губах лопнул, но Меченый быстро надул новый, больше прежнего. Пальцы его судорожно сжались в кулаки.
— Ты глянь, какой талант, — хмыкнул Волк, присел на корточки рядом и похлопал Меченого по щеке. — Вообще, он Сидоровчиу нужен зачем-то был...
— Не бей его, лопнешь, — с опаской пошутил Шустрый. — Ну, с одной стороны, тут недалеко...
Но тащить на себе этого самого тяжёлого Меченого Шустрому совсем не хотелось. Тяжёлые грузы он таскать не любил и от таких заданий отлынивал.
— Ну что, Шустрый, — Волк выпрямился и положил ладонь на ствол автомата, — давай, тащи этого героя.
— ...А с другой стороны, ты его ещё побей: может, сам встанет и ножками пойдёт, — тоскливо закончил рассуждения Шустрый, но Волк умел так качественно положить руку на оружие, что желание спорить куда-то пропадало. Курьер вздохнул и начал поднимать Меченого.
— Ты там что предлагал? Меня понести? Может, я его понесу, а ты понесёшь меня, а, Гена?
— Ты знаешь, я бы с радостью, — ухмыльнулся Волк, — но из тебя бодигард как из хуя дудка. Я лучше как-нибудь с автоматом пойду.
Шустрый, сопя, как кровосос перез засосом, взвалил Меченого на плечи и, ухватившись за подставленную задницу, потащил тело следом за довольным Волком. Ноги, не успевшие отойти от пережитого на холодном и твёрдом полу, тут же запротестовали, а к тому же... к тому же, Шустрому кое-что уже начинало потихоньку мешать. Кое-что даже один раз пришлось поправить, неловко остановившись, пока Волк был занят наблюдением местности, и Шустрый надеялся только, что Меченый в этот момент не открывал глаза.
В деревне их ожидала неприятность. Шустрый уныло переминался позади Волка, пока тот ломился в бункер. Меченый поддерживал их стремление, лёжа без сознания в паре шагов позади.
— Нахера он, блядь, закрылся, в такую рань? — рыкнул Волк, наподдав запертую дверь бункера тяжелым ботинком. — Спят усталые игрушки?
Пинать было бесполезно, стучи — не стучи, все равно не откроет.
— Интересно, — пробормотал Волк, отвернувшись от бункера, — что ж у него такого на этой флэшке было... Дай ее сюда, я через ПДА гляну.
Шустрый, вознамерившийся было уже предложить Волку отнести этого Меченого-Калеченого к костерку и аптечке, резко заткнулся и нахмурился.
— Не-не-не, брат, только Сидору в руки. Ну, ты ж понимаешь. Не могу отдать, ну никак.
— Шустрый, — Волк перебил его оправдания и спросил, мрачно улыбнувшись, — а не проебал ли ты ее, часом?
— Ты ебнулся? — оскорбился Шустрый, с вызовом глядя сталкеру в наглую морду. — Я курьер Сидоровича, блин! Да чтоб я, да проебал? Ты думай, кого подозреваешь. Ну уж нет, инфу я прятать хорошо умею. Никакие бандюки не достанут.
— Чем громче ты орешь... Может, поэтому бандиты ее и не нашли — потому что ты ее раньше в кустах каких-нибудь посеял, а?
— Мудак ты, Волк. Не посеял я! Завтра, перед тем, как Сидору отдать, прямо тебе покажу. И при тебе отдам. Вот чтоб знал, что я никогда.
— А сейчас слабо показать? — усмехнулся Волк, сощурившись, будто чего подозревал.
Шустрому стало жарко. А ещё он уставился на ладонь сталкера, лежащую на цевье автомата.
— Не могу я.
— Не можешь? — Волк разочарованно выдохнул, и задумчиво погладил себя по подбородку. — Понятно.
— Чего тебе понятно? — почему-то не менее разочарованно насупился Шустрый.
Меченый пошевелился, разряжая обстановку, и снова запузырился, теперь мельче. Шустрый, плюнув, пошёл снова работать тяжеловозом.
Флэшка снова подала признаки присутствия. Сказался интерес Волка.
— Понятно, — Волк скрестил руки на груди, — что и курьер из тебя... такой же, как бодигард. Ладно, у меня дел еще полно сегодня, хрен с тобой.
Шустрый развернулся с Меченым на плечах. Голова раненого замоталась из стороны в сторону.
— Да ты..! Блядь! Я... Я тебе докажу. Ясно?! Я тебе всё докажу. Спрятана флэшка, понятно? Вытащить её надо! И прямо здесь я этого делать не стану. Так что ищи быстро, куда этого, — он встряхнул Меченого, — девать, вот там и покажу!
— Вот это разговор, — серьезно одобрил Волк, — а то все ломался, как целка. Пошли в дом, покажешь свою секретную флэшку.
Всю дорогу Шустрый пыхтел громче обычного, от злости тиская Меченого за худой филей. В доме, к счастью, нашёлся и матрас, и свободный угол, а сталкеры по привычке коротали время снаружи, у костра, за байками и лечением.
Уложив Меченого, Шустрый исподлобья посмотрел на Волка и буркнул:
— Ну чё, мне доставать? Будешь удовольствие получать от просмотра?
— Если ты ее сейчас интимно из ботинка вытащишь, то даже не знаю, — фыркнул Волк, подойдя вплотную. Положил ладонь на теплое бедро Шустрого, скрытое брезентухой.
Шустрый облизнулся. Он начал чувствовать себя наивным лопухом, и подозревал, что был прав.
Но рука у Волка, как обычно, была ну очень убедительной.
— Я медленно вынимаю флэшку из ботинка, — хриплым и нервным голосом пошутил Шустрый и ухватился за ремень.
— Зачем медленно? — тихо пробормотал Волк, и нетерпеливо провел ладонью по своим губам.
— Ну... если удовольствие получать, то растягивая, наверное, — Шустрый справился с пряжкой и приспустил штаны.
Ничего осмысленного на это Волк уже сказать не смог, горло свело словно судорогой. Рыкнув негромко, он ухватил Шустрого за грудки и притянул к себе. Стянул капюшон с головы и погладил по затылку, ероша коротко остриженные волосы. Шустрый засопел, это грудное рычание Волка добавило дрожи усталым коленям. Неловко придерживая штаны, сталкер облизнулся и качнулся вперёд, уже более уверенно навалившись на Волка и в конце концов прижавшись к его губам.
Жадно и коротко целуя послушного Шустрого, Волк погладил его по внутренней стороне бедра, покрывшегося цыпками не то от холода, не то еще от чего. Скользнул ладонью между ног и нащупал узелок презерватива, торчащего из плотно сомкнутого сфинктера.
— Нашел себе игрушку, — хмыкнул Волк, и легонько потянул презерватив за край.
— Я... я ж говорил, что не потерял, — сипло буркнул Шустрый, сжимая ладонями плечи сталкера.
Вместо того, чтоб вынуть флэшку сразу, Волк дергал за край, несильно, не вытаскивая наружу, отчего Шустрый покраснел даже за ушами и начал шумно сопеть. Подхватив парня левой рукой покрепче, чтоб не свалился на пол ненароком, Волк потер пальцы о край презерватива, собирая смазку, и пропихнул в Шустрого сразу два.
В этот момент с матраса раздался короткий вздох, Шустрый покосился на Меченого и от стыда, удовольствия и скользящего движения пальцев внутри чуть не задохнулся воздухом. Меченый мутноватым взглядом уставился на них, приоткрыв губы.
— Интересно, что бы сказали бандиты, если бы решили оглядеть тебя предельно внимательно? — Волк вытряхнул флэшку из презерватива, выбросил его в окно и потянулся к ПДА.
— Иди спроси, — слабым голосом ответил Шустрый и, поняв, что Волк его больше не держит, нагнулся за штанами. Меченый, щурясь от света, беззвучно пробормотал что-то и снова надул пузырь.
Волк хотел было вставить флэшку в ПДА, но потом глянул на Шустрого:
— Уже одеваешься?
Шустрый, хмыкнув, кивнул на ПДА:
— Ну так ты получил, что хотел? Уже наслаждаешься?
— Еще не все, — хмыкнул Волк, обернувшись к нему, и взял за подбородок, — еще не все.

Меченый сморгнул один раз, другой, потом решил, что у него контузия, свернулся в комок и подложил руку под голову, с интересом наблюдая за происходящим.

Название: Позолочённая рыбка
Автор: Towaristsch Mauser
Бета: fandom S.T.A.L.K.E.R. 2012
Размер: мини, 1300 слов
Пейринг: ОМП: Белый/Рыбка
Категория: слэш
Жанр: стеб
Рейтинг: автор не успел R
Задание: "В поисках Немо"
Краткое содержание: Новая корпоративная политика банды Белого.

Молот пнул хлипкую, обитую ржавым железом дверь, едва не выбив ее внутрь, и затолкал пленника внутрь. Тот кубарем скатился по влажным ступеням, заполз в угол, накрыв голову скованными руками.
- Правильно, блядь, сиди тут и не рыпайся, - велел Молот, одобрительно хмыкнул и хлопнул дверью.

Пленник и не думал рыпаться. В подвале было влажно, холодно и страшно, но Выброс, до которого оставалось несколько часов, тут был не страшен. Мальчишка перевел дух, ощупал голову, которая все еще гудела, сгреб в кучу разломанные полусгнившие ящики и уселся сверху.

***

- Ишь ты, блядь, - проговорил Молот, - так и лежит, где положил. Послушный.
- Может, он дохлый уже, а? – Меч попытался заглянуть через плечо напарника, но тот загородил весь проход, - может, он ласты склеил, а ты и радуешься, мудила?
- Заткнись, блядь. Накаркаешь еще.
- Какие мы суеверные…
- Сейчас проверю.
Молот быстро сбежал по ступеням, приподнял уснувшего пленника и встряхнул его за шкирку. Тот сонно сморгнул и уставился на Молота, повел плечами, пытаясь размять ноющие мышцы.
- Ух ты, блядь… - Молот едва не выпустил добычу из рук, а Меч подскочил ближе:
- Что такое… ох, ни фига себе.
Пленник снова сморгнул, и неяркое, малозаметное сияние разгорелось чуть-чуть сильнее.

***

Белый, здоровенный светловолосый бугай, в бандане, завязанной на затылке, почитывал недельной давности газету, зевая и покачиваясь на стуле. Задумчиво грыз карандаш, закинув ноги на стол, и пытался разгадать сканворд.
- Шеф, тут такое дело, - пробормотал Молот, бочком-бочком пропихиваясь в дверь.
- Карабин, - сказал Белый, потянулся и закинул руки за голову, тонкая футболка натянулась на широкой груди, очертив мышцы.
- Что карабин? – сощурился Молот, втягивая пленника внутрь.
- Пять букв по горизонтали. Предпоследняя «о».
- Винтовка, - пожал плечами Молот.
- Дебил ты, Молот. Пять букв. А в винтовке сколько?
- Много, блядь. Шеф, тут такое дело…
- Ружье, - подсказал Меч, впихиваясь в кабинет.
- Руж.. Ружьо, что ли? Хуйня какая-то.
- Замок, - пробормотал пленник, рассматривая внушительные берцы бандита.
- Замок, – сощурился Белый, и быстро вписал слово.
- Шеф! – рявкнул Молот, сердито толкнув, - мы тут отмычку словили. Шарился около бункера, вынюхивал что-то.
- Ничего я не вынюхивал, - тихо буркнул тот.
- Он еще и светится! – торжественно заявил Меч и вытолкнул пленника вперед: - А ну покажи.
Тот устало вздохнул, и стряхнул с головы капюшон, с опаской подойдя ближе к Белому, который был чуть ли не в полтора раза крупнее немаленького Молота. Белый окинул парня оценивающим взглядом, сказал что-то негромко. Меч взволнованно перетаптывался, ожидая поощрения от главаря, и сопел шумно, отчего Молоту пришлось встать к нему вплотную.
- Ду ю рили лав ми? – шикнул Меч.
- Чё, блядь? – смутился Молот и отодвинулся подальше, - за базаром следи, блядь.
- Хули ты тут трешься тогда?!

Белый тем временем подманил пленника еще ближе и смазнул пальцем его по щеке, пытаясь отколупнуть немножко позолоты, но попытка не увенчалась успехом. Не выдержав придирчивого взгляда, пленник сдвинулся в угол.
- На хер нам отмычка, - скривился Белый, потеряв интерес, - у нас и замков столько нет, сколько ты, Молот, отмычек находишь.
- Ну и чё делать, блядь?
- Выкинь его, - хмыкнул Белый, возвращаясь к сканворду.
- Выброс щас начнется… - неуверенно возразил Меч, - он сдохнет до другого убежища пиздовать.
- Нам это в новую корпоративную политику не вписывается, - задумчиво проговорил Белый, - ладно, пусть сидит тут, помогает мне сканворды разгадывать.
- Это хорошо… - задумчиво проговорил Молот.
- Ты еще здесь?
Молот ухмыльнулся, вытянул вперед пальцы с обломанными ногтями и потер их друг о друга многозначительно. Белый так же молча и многозначительно хлопнул ладонью о сгиб локтя и показал ему согнутую правую руку. Молот разочарованно фыркнул, но счел за лучшее удалиться, захватив с собой напарника.

- Скрытное мероприятие по выводу из строя стратегических объектов противника… - стул под главарем опасно накренился, и ножки заскрипели. Белый едва не раскусил карандаш, задумчиво поглаживая газету.
- Диверсия, - тихо проговорил пленник.
- Не подходит. Вообще похоже, но вторая «у».
- Точно «у»? – мальчишка осмелел и подобрался поближе, осторожно заглянул в сканворд. Тихо прыснул, но тут же смолк, подавив смешок.
- Чего ржешь? – сощурился Белый, с грохотом усевшись на стул как положено.
- Тут, - пленник ткнул пальцем в газету. – Почему у тебя… у вас «урод» написано?
- «Царь, повелевший убить младенцев», - хмыкнул Белый. – По буквам подходит по остальным, по смыслу тоже.
Пленник покосился на него. Не рискнув отобрать карандаш у бандита, схватил со стола другой, исправил «у» на «и», по горизонтали вписал «диверсию».
- Даром, что отмычка, - хмыкнул Белый, намотав на кулак оторвавшийся хлястик от бронекостюма. Рванул пленника к себе, не позволяя отодвинуться.
- Эй… - фыркнул тот, дернулся, пытаясь вырваться, - зачем…
- У тебя имя-то есть, отмычка позолоченная?
- Рыбка.
- К пиву?
Мальчишка сердито хмыкнул, попытался оттолкнуть от себя Белого, но с габаритами бандита это было бесполезно. Белый поднялся, подхватил пленника за короткую цепь меж наручников и, приподняв, ловко надел цепь на гвоздь в стене.
И отошел, полез в здоровенный несгораемый шкаф в другом углу кабинета.

- А что это у вас за новая корпоративная политика? – подал голос Рыбка, стоя на цыпочках и вытянувшись в струнку. Происходящее ему не слишком нравилось, но пока его не собирались убивать, все остальное можно было и потерпеть.
- Не слышал, что ли? – Белый вытянул из самопального холодильника бутылку пива и сбил крышку об угол стола. - Пиво будешь?
- Н-наверное, - Рыбка не нашел причины отказаться, приоткрыл рот, но пиво ожидаемо вспенилось, потекло по щеке и в рот не попало.
- Эх, - не расстроился Белый, выхлебал крупными глотками полбутылки за раз, - не судьба тебе выпить.
И замолчал, хищно разглядывая мальчишку. Тот под внимательным и цепким взглядом почувствовал себя неуютно и попытался вжаться в стену, переминаясь с ноги на ногу.
- Надоело мне в бандитах ходить, - откровенно признался Белый, медленно и допивая остатки пива, не сводя при этом взгляда с мальчишки. – Непрестижно.
- Почему?
- Да так… Выгоднее быть положительным.
- И? – поинтересовался тот, чтоб не молчать.
- И, думаю, группировку создать свою, - он отставил пустую бутылку в сторону, и подошел, наконец, ближе. Лампочка, задетая головой, покачнулась, свет заметался испуганно, и тень от силуэта Белого легла на Рыбку.
- Эй, - тихо фыркнул тот, - если ты теперь хороший… Может, отпустишь меня?
- Может быть и отпущу, - ухмыльнулся Белый, положив палец на щеку мальчишки, - а может, и себя оставлю. Ты вон какой интересный. Светишься.
Рыбка только сглотнул и отвел взгляд, стараясь не смотреть Белому глаза в глаза, уж больно паскудно тот ухмылялся, ловко расстегивая куртку.
- В аквариум посадишь? – хрипло поинтересовался Рыбка, стараясь отодвинуться подальше.
- Ага, - расстегнув куртку, Белый принялся за штаны, спокойно и неторопливо, то и дело задевая пальцами плоский Рыбкин живот. Тот каждый раз дергался и трепетал, словно пойманный на крючок, вздернутый за губу.
- От вас, отмычек, толку… - усмехнулся Белый, одним резким движением сдергивая штаны. Рыбка окончательно смутился и зажмурился, втягивая голову в плечи, стараясь изогнуться, ускользнуть от настойчивых пальцев главаря.
- Ну куда, куда? – Белый живо вернул его на место, прижал к стене. От бандита тянуло жаром, отчего щеки у Рыбки покраснели.
- Точно в аквариум посажу, - сказал Белый. – Будешь сидеть там и сканворды отгадывать.

(с) by Towaristsch Mauser

@темы: фанфики, слэш, драббл