19:31 

Решил принести бред в массы

Nigel S.
Казалось бы, при чём здесь киты?
Фэндом: S.T.A.L.K.E.R.
Размер: мини
Категории: слэш
Пейринг: Монолит/Адепт/Инок
Дисклеймер: персонажи принадлежат Андрею Ливадному, Зона принадлежит Монолиту, Монолит принадлежит сам себе, автор смиренно молится в углу и ни на что не претендует.
Рейтинг: R
Предупреждения: см. пейринг, тотальный ООС

Адепт не помнил, кем он был раньше, до того, как Монолит позвал его. Адепт не помнил, кем он стал потом. И не знал, кем был сейчас. Адепт знал, что слова «У тебя нет души», могут указывать не только на человеческую чёрствость, и положительно отмечал тот факт, что большинству людей не грозит понять истинного значения этой фразы. Адепт не помнил своего лица и не хотел смотреться в зеркало. Он понимал, что не узнает себя. Человек, некогда отражавшийся в зеркале, был мёртв. Осталась оболочка и блуждающий где-то разум. Ростки на пепелище. Адепт не мог сказать, что познал истину, но она была где-то рядом. Словно взамен выгоревшей души он получил способность правильно видеть мир. Вначале мир показался Адепту простым и смешным. Потом пришли страх и горечь, недоумение. А после стало всё равно. Потому что нельзя относиться к плоскому, картонному, чёрно-белому с какими-либо эмоциями. Бойцы Монолита считались самыми беспощадными в Зоне, а Адепт понимал, что щадить просто некого. До недавнего времени понимал. А потом вернулась позабытая реальность, в которой никем был он сам. И это было… пугающе. И больно. Наверное, так чувствуют себя младенцы, появляющиеся из материнской утробы на свет. Младенцы пугаются так сильно, что тотчас начинают плакать. Адепт не помнил, плакал ли он. Было огромное чувство потери, ощущение, что он оказался разлучён с чем-то очень важным, самым важным на свете. Но при этом Адепт понимал, что так будет правильно, мысль о возвращении причиняла ему не меньшие страдания. Разум Адепта бился между двух адских топок и не мог найти выход. Даже в собственной голове ему было некуда идти. А потом пришли друзья.
Мальчишка присоединился к ним позже. Строго говоря, тот, кого потом прозвали Иноком, не был мальчишкой, но Адепт отчего-то воспринимал его, как младшего члена их странной семьи. В Зоне не принято спрашивать о прошлом, но складывалось впечатление, что Инок некогда пережил огромное потрясение. Он был сильный духом, но резкий, замкнутый, чурался любого, кто заговаривал с ним приятельским тоном. Но при этом Инок тянулся к знаниям, и Адепт видел в нём основу, готовую принимать эти знания. И это, безусловно, нравилось бывшему монолитовцу и заставляло его внимательно приглядываться к новенькому. А позже к интересу добавилось покровительственное внимание. Со временем Инок освоился и стал принимать окружающих его людей спокойно и тепло, хотя и не выказывал чувств. Он вообще был сдержанным малым с чётким мышлением, способным хладнокровно просчитывать ситуацию на несколько шагов вперёд. Однако прошлое никак не хотело отпускать его разум.
А у Адепта прошлого не было.
Наверное, где-то в глубине себя Адепт жалел парня, находящегося под тяжестью собственного сознания. Должно быть, ему казалось, что он может помочь, нужно было только показать парню истину – и всё увиделось бы по-другому. Там не было боли и не было жалости. Нужно было только увидеть.
Постепенно Адепт и Инок сблизились. Не до дружеских, но до тёплых товарищеских отношений. Адепт не лез парню в душу и, что было ему несвойственно, больше говорил сам. Это была неспешная передача знаний того, что Адепт усвоил в Зоне. Лишь одной темы он избегал: Монолит. А Инок и не спрашивал. До некоторых пор...
- Адепт, - спросил он однажды прямо, - как люди попадают под контроль Монолита?
- А контролёра? – задал встречный вопрос Адепт.
- С контролёром всё понятно, там главное – визуальный контакт с жертвой, - не растерялся Инок. - А Монолит?
- Монолит использует Зов, - чуть помедлив, ответил Адепт. – Человек, услышавший его, практически теряет способность к сопротивлению.
- Почему тогда я его не слышу? – продолжал допытываться Инок. – Ты, возможно, скажешь, что всё дело в пространстве, на котором мы находимся, но я не слышал его и в Зоне. Почему?
- Слишком далеко, - сказал Адепт. – Зов становится слышен в Саркофаге, на подходе к Монолиту.
- Значит, ты был в четвёртом энергоблоке, - внимательно посмотрел на Адепта Инок.
- Нет, - обронил Адепт, и его взгляд стал ещё более отстранённым, чем обычно, словно из него была готова уйти последняя мысль. – Я слышал его всегда. И слышу до сих пор, - едва слышно закончил он.
Инок долгим взглядом посмотрел в его лицо, а затем бесшумно поднялся на ноги и тихо удалился. Но Адепт даже не заметил этого. Он ушёл в свои мысли или воспоминания. Инок не беспокоился за него. Парень знал, что Адепт сильнее Монолита. И что здесь он в безопасности.
Однако мысли о Зове Монолита не давали Иноку покоя. Он знал о Зоне многое, он обрёл новые знания и навыки, он становился всё ближе к уровню сталкеров, день за днём топчущих Зону. Вот только Иноку хотелось знать больше, чем знало большинство сталкеров. Он не любил обнаруживать пробелы в своих знаниях, и оттого хотел знать о Монолите всё, не только на уровне баек и даже не на уровне знаний Адепта. Он хотел услышать Зов Монолита и противостоять ему. В образе мыслей Инока уже начинала преобладать разумность, но с тягой к излишнему опыту он пока не мог совладать. При этом Инок ясно понимал, что до четвёртого энергоблока ему не дойти. Тем более – в одиночку. Но какие варианты оставались? Инок прощёлкивал их один за другим, но ответа не было. Даже Адепт, казалось, не понимал до конца, каким образом он слышит Зов. Он просто начинал воспринимать, стоило ему только выйти за пределы их небольшого поселения. Но что, если?..
Адепт идею Инока не одобрил. Вначале он утверждал, что возможность услышать Зов у Инока очень мала: ходят же сталкеры по Зоне и ничего не слышат. А то, что Адепт услышал – так это было раньше, их целая группировка была, таких несчастных. Почему способность слышать осталась до сих пор, он не знал. Потом Адепт стал убеждать Инока, что тот не знает, чего хочет. Адепт уговаривал Инока окончить обучение, а потом уже искать артефакты, Зов, Монолит – да что угодно, если он того желает. Но Инок умел настаивать на своём.
Ранним утром Инок и Адепт выдвинулись в путь. Направление задавал Адепт, а Инок просто не спрашивал, куда они идут, пока Адепт наконец не остановился у полуразрушенного деревянного домика.
- Попробуем здесь, - тихо сказал Адепт и открыл дверь. Та поддалась без скрипа, и бывший монолитовец шагнул внутрь. Вот так просто, не проверив помещение на отсутствие аномалий и живых существ. На Инока дохнуло запахом заброшенности. Парень проследовал за Адептом и прислушался к своим ощущениям, но не почувствовал никаких изменений. Зато с Адептом явно творилось неладное. Он словно очень внимательно прислушивался к чему-то внутри себя.
- Адепт? – окликнул его Инок.
- Он обращается иначе, - медленно проговорил бывший монолитовец.
- Нам лучше уйти, - решил Инок, бросив на Адепта быстрый взгляд.
- Всё в порядке. – Адепт прислонился к стене и взглянул на Инока. – Я контролирую себя.
- Я не слышу его, - высказал Инок.
- Это нормально, - заметил Адепт.
- Нормально, но…
- Значит, ты сильнее.
- А ты?
- А я, - Адепт криво усмехнулся, - слышу.
И тут на Инока обрушилась ярость. Его собственная, тихая, холодная, режущая, но отчего-то ставшая неожиданностью. Адепт стоял прямо перед ним, его лицо было лишено выражения, но в его глазах поселился невиданный ранее блеск. Он слышал Монолит. Слышал! Зов тёк по его венам, подрагивал в тёплом дыхании, бился ровным и сильным пульсом, или же учащённым, убеждающим. Или замедленным?
Инок сделал шаг вперёд, его ладонь легла на шею Адепта. Тепло. И пульс бьётся в абсолютно нормальном ритме. Конечно, они же с Монолитом одно целое, ни один из них не волнуется, они терпеливы и неподвижны. Пальцы Инока скользнули к горлу Адепта, легли на кадык. Надавить – и расколется на части это спокойствие, ничего от него не останется. Это больно, это может разорвать связь. Но зачем? Что это изменит? Пальцы вернулись обратно, чуть погладили кожу: не волнуйся так, ты в безопасности. Даже странно, когда твой пульс становится таким учащённым. Только выражение лица остаётся тем же. Где твои эмоции, Адепт? Ты же слышишь Монолит. Вы давно не слышались, а ты совсем не рад. Или рад? Если бы я был на твоём месте… И снова – холодная ярость. Где у тебя этот чёртов механизм, позволяющий тебе слышать? Вскрыть, найти. Прокусить, выпить твою кровь. Расцарапать короткими ногтями. Как добиться от тебя? Как сделать, чтобы ты поделился со мной этим? Как?!
- Инок? – голос Адепта прозвучал, словно издалека, но, в то же время, очень реально. Слишком реально. Это был голос двоих в одном звучании? Монолит? Адепт?
- Позволь мне Его услышать, - прошептал Инок, резко рванул Адепта на себя и впился в его губы яростным поцелуем. Уничтожить. Забрать всё себе. Он здесь главный. Он здесь единственный. Но нет, убивать нельзя. Один он беспомощен. Почему слышит именно Адепт? И как он намерен реагировать? Он ведь поделится? Его удалось шокировать? Нет?..
Инок не понял, как его ярость сменилась чувством лёгкого парения, словно он попал в тёплый водный поток и неведомая сила мягко увлекала его за собой. Инок ощутил восторг, ему захотелось смеяться. Наверное, так чувствуют себя младенцы в материнской утробе. Он был в безопасности. Но это была очень волнующая безопасность. Как на водном аттракционе, может? Неважно. Это было потрясающе. Инок откинул голову назад и счастливо рассмеялся, именно так, как ему хотелось. Кожу на шее на мгновение прихватили губы, последующее касание языка было тёплым и влажным. Приятным. Безопасным. Желанным. Уха коснулся горячий шёпот, но Инок не разобрал слов.
- Я тебя слышу, - невнятно доложил он и вновь рассмеялся. Или он только подумал это? Но от осознания у него закружилась голова, а окружающий мир окончательно потерял привычные очертания. Или это произошло от другого? Таких поцелуев в его жизни ещё не было. Прижаться сильнее, вдавить в стену, потереться. Неудобно, но руки держат крепко-крепко, гладят через одежду, мягко перемещают куда-то влево, и мир пружинит, изгибается, а Инок выгибается в обратном направлении, словно хочет противостоять всему, кроме той силы, что его так влёчет. И эта сила близко. Монолит рядом, рядом! И этот чёртов везунчик Адепт, обладатель настоящего, способного слышать, чувствовать лучше, внутри... Инок тоже хотел чувствовать внутри, глубоко, сильно, непрерывным потоком, хотел почувствовать себя заполненным этой неистовой силой, чтобы внутри не оставалось места ни для чего, кроме неё. Ни для чего!
- Дай мне почувствовать, - задыхаясь, проговорил Инок и рванул в стороны куртку Адепта. Бесполезно. Впрочем, куртка вскоре исчезла, Инок даже не понял, как это произошло. И остальная одежда – тоже. И его одежда. И стало очень жарко и очень пусто. Всё было снаружи, и там было прекрасно, импульсы, подобно сладким ударам тока, вторгались в его тело, но чувство пустоты не проходило. А Адепт был полон. Инок физически ощущал, что внутри его учителя движется толчками тот самый поток. Желанный.
Инок не помнил, как просил Адепта, даже не помнил, о чём именно просил. О понимании, о милости? Инок, задыхаясь, захлёбываясь словами, рассказывал, что он чувствовал, шептал о своих желаниях, плакал о том, что Адепт не исполняет их прямо здесь, что ему ничего не нужно от Монолита, только сам Монолит и Адепт, слышащий, самый ценный, самый нужный сейчас.
Вторжение было болезненным, но необходимым. Счастливым, настоящим. Адепт был внутри. Монолит был внутри. Сумасшедшая пульсация и неистовая энергия, одновременно баюкающая и будоражащая, стирающая рассудок мягкой волной, оставляя место только для наслаждения подчинением. Мягко и сильно, глубоко. Сорванное с ритма дыхание, сдавленный стон. Тебе ведь нужен был тот, с кем можно поделиться, Адепт. Сложно быть одним таким. Больно. Но теперь ты не один. Я чувствую его в себе. Вас обоих. А если не смогу чувствовать потом, ты мне поможешь. Опять и опять. Сладко. Нереально.
Где-то на краю сознания возник образ комнаты, устеленной проводами, усыпанной мусором и бетонной крошкой, заваленной телами, со спёртым воздухом и нарастающим сиянием, перед которым меркнет всё. И отсутствие потолка и стен, и яркие звёзды, и чернильное небо, и Совершенный, великий, прекрасный, справедливый, дающий то, что хочет каждый. И наш мир, плоский, невзрачный, не чёрно-белый даже, а смутный карандашный набросок, недостойный пристального внимания, недостойный жизни. И разлетающийся ярчайшей белой вспышкой…
Полумрак, полнейшее отсутствие реальности и невозможность пошевелить ни рукой, ни ногой. Холодный воздух, невольные мурашки. Чувство глубокого удовлетворения и смертельной усталости. Хотелось завернуться в одеяло и уснуть. Глаза Инока невольно закрылись…
- Ты в порядке?
Адепт.
- Да. – Голос плохо слушается. – А почему я должен…
И тут вернулась память. Смутными обрывками, но вполне дающими понимание произошедшему. Адепт… Какого чёрта?
- Ты не контролировал себя, - сообщил Адепт безразличным тоном.
- Я чувствовал Монолит, - так же равнодушно бросил Инок. Он чувствовал себя опустошённым и не мог ни злиться, ни чувствовать стыд. Он поддался влиянию Монолита. Значит, он был слабым?
- Ты сильный, - словно услышал его мысли Адепт. – Ты сможешь сопротивляться. Но для этого тебе предстоит ещё многому научиться.
- Ты будешь меня учить? – спросил Инок, опасаясь, что теперь Адепт откажется продолжать занятия с ним.
- Конечно.
Кожи вновь коснулся холодный воздух. Инок, не глядя на Адепта, поднялся на ноги, поднял с пола одежду и быстро оделся. Судя по движению рядом, Адепт последовал его примеру.
- Инок, – окликнул его Адепт.
- Да? – обернулся тот. Несколько мгновений учитель и ученик смотрели друг другу в глаза, после чего Адепт отвёл взгляд и устремился к выходу.
- Теперь ты знаешь, чего ожидать, - сказал он на ходу.
«От Монолита?» - хотел спросить Инок, но слова застряли в горле, а где-то внутри вдруг кольнуло иглой предвкушение.
- Теперь осталось выяснить, как этому противостоять, - едва заметно улыбнулся он.

@темы: фанфики, слэш

Комментарии
2012-02-01 в 19:56 

Метирис
Хорошо быть деревом на вольном ветру
Автор, молодчина! Таки душевно. Сижу в соседнем углу, и думаю, куда девать вылезший после прочтения комплекс неполноценности.
Хотеть ещё.

2012-02-01 в 20:39 

Nigel S.
Казалось бы, при чём здесь киты?
Метирис, спасибо) А почему комплекс?) Я, честно говоря, жутко стеснялся выносить это на суд незнакомых людей. Опасался, что где-то недотянул уровень, писалось-то на урагане эмоций. А ещё что-то, если судить по степени моей нынешней упоротости, вполне может быть. В форме мыслей от первого лица - уж точно, мозг чешется)

2012-03-07 в 13:47 

очень красиво мысли передаёшь, мне понравилось. и грамотность порадовала, сейчас далеко не все могут этим блеснуть ^__^
Монолит, оказывается, тоже яойщик с:
*ещё не теряю надежды найти фанф с пейрингом Инок/Гурон*

URL
2012-03-07 в 14:18 

Nigel S.
Казалось бы, при чём здесь киты?
Гость, спасибо) У Инока с Гуроном и в каноне тот ещё слэш)) Может, и напишу про них как-нибудь. Но Монолит, Монолит... он именно в этот пейринг вписался и сотворил всякое О.О

2012-03-07 в 18:44 

слэш там у них большой и чувственный, согласна :D но всё-таки хочется nc-17 или что-то в этом роде... развить историю, так сказать ^__^

URL
2012-03-07 в 18:50 

Nigel S.
Казалось бы, при чём здесь киты?
Гость, ну да, оно туда просится XD Правда, мне страшно думать о распределении ролей о_О))
Как параноидально разговаривать с анонимусами, оказывается О.о

2012-03-07 в 19:19 

Гурон сэмэ(упорно доказывает самому себе, что он не гей, но каждый раз обламывается), Инок уке (в душе считает себя сэмэ, но терпит) :D
мне так это представляется *о*

URL
2012-03-07 в 19:29 

ксооо, это так няшно, что хочется фапать на свои же мысли....

URL
     

Бар "Лаборатория ХЗ"

главная